Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 16 (7224) 27 апреля - 10 мая 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
№33№34№35
№36№37№38
№39    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

TopList
Rambler's Top100

Победа

Пастораль над руинами

Германский тур Александров-ансамбля

Анатолий КОМПАНИЕЦ
Фото из архива редакции


Победа 1945 года... Ей скоро 55 лет. Пусть чудом уцелевшие в той далекой войне и самые жизнестойкие в теперешнем российском лихолетье еще раз помянут Победу свою Великой. Для фронтовиков она - такая. Немеркнущая. И достойная.

Помните, у Давида Самойлова: "Перебирая наши даты, я обращаюсь к тем ребятам, что в сорок первом шли в солдаты и в гуманисты в сорок пятом".

И сегодня загадкой остается отсутствие жажды мщения у миллионов ровесников моего отца-фронтовика. Очутившиеся в Европе работяги и колхозники СССР сами, без приказа, уже 10 мая вложили в ножны отточенные для поверженных мечи кары.

В респектабельном журнале Deutchland (№3, 1999г.) среди туристических достопримечательностей упомянута известная берлинская площадь Жендарменмаркт. Хорошо и я знаю ее атрибуты - Французский собор, Шаушпильхаус, Немецкий собор.

Но мне достоверно известно и то, что не упомянуто в журнале. На развалинах Жендарменмаркт после войны состоялся советский, русский концерт победителей. Фантастическое представление осталось в памяти как "концерт на руинах". О нем и речь. Поиском его деталей и нюансов и дома, и в ФРГ мне довелось заниматься почти год.

...Лето 1948 года. Германия разделена на четыре оккупационные зоны. Газета "Известия", 19 августа 1948 года: "Краснознаменный имени А.В.Александрова ансамбль песни и пляски Советской Армии после трех концертов в здании немецкой государственной оперы выступил перед жителями на Жендарменмаркт - крупнейшей площади в центре Берлина. За час до концерта огромная площадь, вмещающая более 30 тысяч человек, была переполнена, но людской поток не прекращался. Концерт, продолжавшийся около трех часов, прошел с огромным успехом".

Германский тур Александров-ансамбля занимает особое место в послевоенном примирении немцев и русских, во взаимном преодолении образа врага. Борис Александров, генерал-майор, художественный руководитель ансамбля, мой учитель, наставник и друг, незадолго до своей кончины в июне 1994 года вспоминал: "Эта поездка по немецкой земле - незабываема. Она стоит доминантой в биографии ансамбля. Надо было сделать качественно новый творческий скачок: от набатной музыки военной поры - к послевоенной успокаивающей гармонии". Важен был и переход разрозненного на группы по многим фронтам, воевавшего, сражавшегося ансамбля к своему изначальному амплуа. Артисты истосковались по классике, по исполнению полным составом жемчужин фольклора. Александровский хор насчитывал в ту пору более 200 (сейчас - 60) первоклассных вокалистов-профессионалов.

Этими гастролями ансамбля преодолевались и загадочные, даже мистические наслоения. Сталин лично направлял краснознаменцев по освобожденным странам от Финляндии до Болгарии. А на поездку "в восточную зону" наложил вето. Это и сегодня остается непостигнутой тайной. Может быть, причиной была внезапная, скоропостижная кончина генерала Александра Александрова. 8 июля 1946 года его нашли бездыханным на одной из вилл Потсдама, куда он прибыл, чтобы договориться с советским командованием о поездке ансамбля по востоку Германии. Достоверно известен уникальный факт. У постели усопшего автора "Священной войны" нашли раскрытую партитуру 9-й симфонии Л.Бетховена. В ее финальном хоре "К радости" были карандашные пометки генерала-маэстро. Они свидетельствовали о приготовлениях к исполнению оды мира Краснознаменным ансамблем.

И Александров-младший вопреки официальной установке решил воплотить идею отца. Он устроил концерты так, что они стали соприкосновением русской и немецкой музыки, звучавшей на фоне все еще не смолкнувшего эха войны.

Хоры из немецкой оперной классики чередовались с шедеврами русского песенного фольклора. Хороши были солдатские песни и народные танцы. Звучали и напевы, вышедшие из-под пера композиторов в военную годину - "Соловьи", "В лесу прифронтовом", "Землянка", "Эх, дороги...". Тихие, мирные, лирические песни, хотя и родившиеся в годину сражений. Все это были, так сказать, заблаговременные домашние заготовки.

А высшая точка, апофеоз этих концертов оказались найденными и реализованными уже непосредственно по ходу самих гастролей. Это было осуществлено Борисом Александровым и скромнейшим человеком, ведущим солистом ансамбля, изумительным тенором Виктором Никитиным. Он еще до войны первым спел облетевшую потом весь мир "Калинку".

Как только ансамбль прибыл в Берлин, Виктор озадачил его руководителей: хочу спеть на немецком языке немецкие народные песни. Посыпались возражения. Как это так: советский солдат-победитель поет на языке агрессоров? Противились все - начальники, политработники, администраторы, чекисты. Молчал лишь маэстро. В тот же день, но после дискуссии он сказал В.Никитину: "Будешь петь то, что тебе по душе. Выбор твой одобряю". И сразу обнаружилось, что Виктор давно подготовился и к состоявшемуся разговору, и к начавшимся уже на следующий день репетициям.

Никитин ранее, еще весь свой первый день в Берлине, посвятил поискам нотных лавок. И приобрел сборник "Десять шедевров немецких народных песен". И вот очередной концерт - в полууцелевшем Admiralpalast.

Об этом - еще один документ. В 1959 году в Москве издали сборник немецких рассказов. Была среди его авторов и Хильдегард Раухфус с новеллой "Гастроль": "Кругом стало тихо, так тихо, как никогда... Эти сотни немцев почувствовали, что душа их раскрылась, кто-то услышал биение их сердец, которое они недоверчиво и пугливо скрывали, все понял и отвечал им. Он пел по-немецки, этот русский, которого звали Никитин, родом из Москвы или Воронежа, с такой трогательностью исполнявший слова: "Мой тихий, мирный дол, к тебе я вновь пришел. Прими меня, пригрей..." Это был их родной язык... В нем был полет возвращающихся на родину птиц, пожатие руки, нежные слова матери..." Точно подмечено как раз то, к чему и стремился ангельский тенор в краснозвездной советской униформе. От света души Никитина - и искорка, возгоревшая в одинаково истерзанных войною душах русских артистов и немецкой публики.

Когда ансамблем исполнялась немецкая оперная классика, хоры К.Вебера, Р.Шумана, Ф.Мендельсона, слушатели ликовали, рукоплеща своей родной музыке. Это был и восторг мастерством исполнителей. Когда же зазвучали Volkslieder - народные песни Германии, случилось совсем другое. Были животворящие слезы первых послевоенных раскрепощений. С лиц тысяч немцев слетала печать войны, боли и страдания. Именно так, может быть, впервые после войны ощутилось непротивоестественное соприкосновение человеческих - немецких и русских душ. Это в искусстве происходит тогда, когда его творцами становятся и те, кто на сцене, и те, кто в зале.

Такая трактовка концертов Б.Александровым, его импровизации по ходу гастролей, уважительное отношение к немецкой музыкальной классике, вольности В.Никитина стоили немалой цены. Борис Александрович удостоился цэковско-главпуровской укоризны. А В.Никитин оказался на долгие годы в опале. Недавно немцы установили скромный памятник группе репрессированных советских солдат, отказавшихся стрелять в берлинцев летом 1953 года. Думаю, событие лета 1948 года в самом центре Берлина должно тоже возродиться в памяти немецкой общественности. И первое среди них - знаковое явление искусства на пепелищах Берлина.

...Это случилось 18 августа 1948 года. Последнее, самое памятное представление ансамбля на Жендарменмаркт, которое в ряде публикаций было окрещено как "фантастический концерт на руинах". Яркий солнечный день в разрушенном великом городе... Амфитеатр среди развалин... И величественный полет музыки над ними... Состязание звуков и ритмов с акустической бездной страшно изувеченной площади. Но глухая пустыня отступила: ее вакуум заполнила мозаика гармоний и мелодий, чуткие сердца и светлые чувства тысяч людей, собравшихся вместе. А вот и вершина концерта.

Виктор Никитин подряд трижды исполнил "Калинку". Потом бисируется и пастораль о тихой долине - "lm schЪnsten Wiesengrunde..." Море цветов на импровизированной сцене. И вот над площадью полилась мелодия еще одной немецкой народной песни. Поплыли слова великого Гете. Русский пел немцам "Heideroslein". Эти две удивительные народные песни напоминали о несовместимости войны и человеческой сущности.

Справедливости ради, важно заметить, что не один Виктор Никитин, не только ансамбль причастны к этому уникальному событию в послевоенном Берлине. Оказалось, уже через два года после поражения нацизма, в 1947 году, нашлись немцы, выпустившие сборник из 10 шедевров народных песен. Известно имя его составителя. Это - Бруно Бальц. Кто он? Издан ли впервые или переиздан этот сборник в 1947 году? Подготовили его в издательстве "Меледи", что располагалось тогда в Панкове. А напечатали сборник в типографии "Гиртциг", находившейся в Шенеберге.

Свидетельствую: достойно восхищения и тогдашнее командование французского сектора Берлина. Благодаря его комендантскому разрешению № 10 и появился тот сборник. А концерт на Жендарменмаркт, говорят, записал на пленку американский офицер. А потом в ГДР вышла грампластинка. Сколько во всем этом символов? Мирные песни, советский певец и немецкие полиграфисты, берлинский нототорговец и русский маэстро, французский комендант и американский военный меломан. Это был ответ сердец людей, говоривших на разных языках одно и то же: пастораль и русская "Калинка" даже на руинах звучали уместно. И своевременно.

И когда ныне мне приходится встречаться и у нас, и не у нас с намерениями предать это забвению, во мне отзывается по чести и по совести: "lch grolle nicht..." Так и названы подготовленные мною записки о послевоенных диалогах между русскими и немцами. Но придуман этот заголовок не мною. Это из творения Г.Гейне и Р.Шумана. Так называется их блистательный романс о преодоленном людском разладе - "Я не сержусь...".

Также в рубрике:

Главная АнтиКвар КиноКартина ГазетаКультура МелоМания МирВеры МизанСцена СуперОбложка Акции АртеФакт
© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;