Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 42 (7349) 17 - 23 октября 2002г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Краски мира

Солнечное сияние на колокольне

Виолончелист Жорди Саваль предпочитает Эль Греко братца Якоба

Натэла МЕСХИ
Фото из журнала "Нувель Обсерватер"


Ж.Саваль

Этот великий испанец напоминает не только многочисленных персонажей Эль Греко, хотя при взгляде на него трудно удержаться и не сравнить. Много в нем и мистического, и непонятного, что всегда отличало полотна Сальвадора Дали. На самом деле Жорди Саваль - музыкант, и этим объясняются странный мистицизм и магнетизм его личности. Потому что природа музыки - единственного из всех искусств, совсем не поддается осязанию. Нельзя же потрогать солнечный свет!

Жорди Саваль считается мастером, которому воздают по заслугам: он обласкан специалистами и публикой. А критики разражаются в его адрес дифирамбами, готовыми по утонченности спорить с его виртуозными пассажами. В нем на самом деле очень много солнечного света.

Кстати, именно музыка в исполнении Жорди Саваля звучала в фильме "Все утра мира" (где в главной роли снялся Жерар Депардье), и это исполнение было признано чуть ли не самой рафинированной музыкальной игрой за всю историю кино.

Один из наиболее лестных отзывов современников об игре Жорди Саваля звучит следующим образом: "Он знает, что такое истинная чувствительность - это момент, который почти невозможно поймать. Ускользающее мгновение, когда сердце и дух находятся "лицом к лицу".

Сам же музыкант, несмотря на неосязаемый солнечный свет, витающий вокруг его творчества, склонен говорить о своем искусстве с точки зрения того, что любую гармонию не грех разложить на молекулы звука. И в глубине каждой молекулы найти ту суть, ту квинтэссенцию, что критики так легко и радостно называют этим самым "неосязаемым солнечным светом". Саваль говорит о гармонии не как об алгебре, но как о геометрии. И фуги для него - геометрические тела, которые он вполне способен обозначить на листе бумаги. И нотная грамота - тоже вполне материальная наука, складывающаяся из фигур с четкими контурами.

Наверное, поэтому Саваль больше всего любит Баха. "Он ведь тоже структуралист, - говорит маэстро. - Кстати, замечая, что есть совершенно конкретное объяснение природы божественной музыки: чем она более продуманна, более рассчитанна, более разобрана на атомы, тем божественнее. Создатель, между прочим, возводя небесные и земные тверди, тоже не был чужд расчета. Искусство - вещь гораздо более техническая, чем мы привыкли думать. Возвышенность без техники - дилетантство. Балаганный экспромт". Расчетливость соседствует с тщеславием. Не праздным, вроде: я гений и пусть все это повторяют на разные лады. С тщеславием разумным, являющимся не чем иным, как необходимостью знать: кто ты для окружающего мира, который должен слушать твою музыку.

Стареющий Бах - современники приписывали это чудачествам возраста - невероятно живо реагировал на разговоры вокруг его имени, выискивал наиболее точные свидетельства своей гениальности.

Саваль тщеславен и, как уже было сказано, больше всего на свете любит музыку Баха. За "математическую простоту" и "логичность". А каноном музыкального искусства, истинным его перлом считает, между прочим, старинное латинское многоголосие "Фрэр Жако", известное в русском народе под именем "Братца Якоба", который спит, вместо того чтобы звонить в колокол. "Из этого пустячка, - считает мэтр, - и произрастает вся самая интеллектуальная и сердечная музыка мира. Раз, два, три, четыре. И несколько секунд в интервале. Раз, два, три, четыре... Вот вам настоящая музыка - музыка чистой воды".

Когда ему говорят о солнечных отблесках, рассеянных вокруг него, и о нежных персонажах Эль Греко, среди которых его узнают, он качает головой. Это сходство случайно - привет из Каталонии: золотистый загар, темные глаза - чуть вычурная, чуть фресковая, а вернее, просто забытая порода испанских портретов. А на самом деле - его идеал куда проще, это тот самый братец Жако, который сладко спит, покуда Саваль творит на его колокольне свою музыку.

Также в рубрике:

КРАСКИ МИРА

ВСЕ ОБО ВСЕМ

ПЕРСОНАЛИИ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;