Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 6 (7414) 12 - 18 февраля 2004г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
№33№34№35
№36№37№38
№39    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Кино

Ремонт старых кораблей

VIII Фестиваль архивного кино "Белые Столбы"

Оксана ГАВРЮШЕНКО
Фото Василия ГРАЧЕВА
Светлана ХОХРЯКОВА
Фото Юрия ТРУНИЛОВА


"Круглый стол"

Одной из ключевых тем в программе фестиваля в Госфильмофонде в 2004 году стало прощание с прошлым. Название цикла отсылает к игровому дебюту Клюге, снятому в 1966-м. Сказать "адье" хотели кинематографу стран - соседей по бывшему соцлагерю. Просмотры фильмов Карела Кахиня ("Карета в Вену", "Ухо", "Ночь невесты"), Милоша Формана ("Горит, моя барышня"), Войцеха Хаса ("Петля"), Чеслава Петельского ("База мертвых людей") увенчал "круглый стол", на котором киноведы, архивисты и синефилы выяснили, сколь они опрометчивы в формулировках. Во-первых, оказалось, что нельзя проститься с частью мировой культуры, коей кинематограф Восточной Европы, безусловно, является. Во-вторых, в заявленном прощании остается много вопросов и по сей день. Для кого это прошлое? И что не прошло? Не следует ли познакомиться сперва вплотную с тем, что заочно списано в архив? Киновед Андрей Шемякин предположил, что кино Восточной Европы так и останется для нас эзотерикой. А те фильмы, в которых политическое содержание не зашифровано, не задавлено эзоповым языком, стоит смотреть и осмыслять сегодня, они не устареют. Для скольких мэтров российского кино та же польская школа, чешская "новая волна" были в свое время глотком свежего воздуха. На фильмах Вайды, Формана, Кавалеровича, Мунка, венгров Янчо и Сабо выросли поколения кинематографистов. Такого типа кинематографа, говорила Ирина Рубанова, пусть и невзирая на его региональный характер, уже не будет. С его зарядом сопротивления, волей и самостоянием национальным и человеческим. Возможно, сейчас такой тип кинематографа и не нужен. Хотя и сегодня молодые польские режиссеры более свободны, нежели их российские коллеги даже в лучших своих образцах. Эту мысль поддержал отборщик Венецианского кинофестиваля Ханс-Иоганн Шлегель, проложивший зеленую дорожку Андрею Звягинцеву с его "Возвращением": "Мы не знаем потенциала кино стран Восточной и Центральной Европы". И потому киноклубник из Рязани Александр Никитин показывает сегодняшним 19 - 20-летним "Поезда под особым наблюдением" Иржи Менцеля, создавая круг единомышленников, или, грубо говоря, сажая "на иглу"; для этих ребят уже стирается грань между черно-белой и цветной пленкой, между старым и новым кино, они постигают это искусство в его первозданной плоскости, без оглядок на геополитические и прочие комплексы. Всем бы таких кинопедагогов, со школьных лет.

Тогда и кафкианский морок фильма "Ухо", сдобренный черным юмором, так не пугал бы. Фильм К.Кахиня, снятый в 1970-м на "Баррандов", практически сразу же был положен на полку ввиду крамольности самого сюжета: министр, вернувшись с супругой с правительственного банкета, обнаруживает, что его дом напичкан жучками и прослушка спецслужбами ведется беззастенчиво.

Другой фильм того же режиссера вызвал скандал на фестивале в Карловых Варах, спровоцированный протестом со стороны советской делегации. "Карета в Вену" (1966) - трагическая история об обреченности любых человеческих поступков на войне. Молодая вдова под винтовкой везет на собственной подводе через сказочно красивый лес двух австрийских солдат. Она мечтает отомстить оккупантам за убитого мужа, но ни топор, ни нож, ни револьвер так и не найдут смертоносного применения в ее руках. А объятия с бывшим врагом, молоденьким австрийским солдатиком, которого женщина пожалела, приведут к кровавой развязке: на мирно спящую парочку нападут партизаны, его убьют, ее изнасилуют, обвинив в сотрудничестве с врагом. Все человеческое в условиях войны задавлено, а природные проявления нужно скрывать, чтобы сохранить жизнь.

В Чехии есть выражение "кино, от которого болят руки" - это кино, опровергающее ложь, это и "Карета в Вену", и фильмы Веры Хитиловой, Милоша Формана (его комедия-гротеск "Горит, моя барышня" была, пожалуй, самой известной картиной программы), та самая чешская "новая волна", отголоски которой докатились до нас впервые на заре перестройки. А в "Белых Столбах"-2004 заняли заслуженное место, будучи эмоциональным свидетельством ушедшей эпохи.

"Свет над Россией", показанный в рамках 100-летия со дня рождения Сергея Юткевича, вызвал смешанные чувства. В 1947 году фильм получил разрешительное удостоверение, которое вскоре было аннулировано, а картина объявлена "ошибочной в идейно-политическом и слабой в художественном отношении" и закрыта. Насчет уровня искусства спорить и не стоит. Здесь иное: экранизация пьесы Н.Погодина "Кремлевские куранты" не могла не вызвать гнев Сталина. Фигура вождя в картине выглядит недостаточно равновеликой фигуре Ленина. А проект ГОЭЛРО без участия главного любителя кино в Стране Советов показался этому самому любителю оскорбительным. К тому же на экране доминировала тема отношений интеллигенции и власти, расходящаяся с внедренным в массовое сознание историко-революционным мифом. Ленин, узрев в своем кабинете инженера Забелина, размышляет вслух примерно так: вот мы вас, батенька, расстреляем, а толку-то. В картине совершенно феерически выглядит финал с картой России, осененной электрификацией под взглядами двух вождей.

Программа "В поисках сексуальной толерантности" на этот раз представляла хорошо известные картины Бертрана Блие "Приготовьте ваши носовые платки" (где можно посмеяться) и Марко Феррери "Прощай, самец!" (иной раз заплачешь) с молодым еще Жераром Депардье в обоих случаях. Нетолерантно решалась проблема в венгерском фильме "Пока летит летучая мышь" (1989) Петера Тимара, где подросток изобретательно избавлялся от вожделеющего его отчима. Этот фильм с ситуацией своеобразной "анти-Лолиты" (гнусный педофил довел до смерти мать мальчика и после не оставлял попыток склонить ребенка к сожительству) поразил воображение виртуозной операторской работой (Шандор Кардос).

На этом фоне английский "Судебный процесс" (1962, по повести Джеймса Барлоу) с Лоуренсом Оливье, Симоной Синьоре и Сарой Майлс выглядел почти невинной забавой. Школьный учитель (Л.Оливье) становится объектом сексуальных домогательств, а позже и шантажа со стороны 15-летней Ширли (С.Майлс). При этом в суде обвиняемый и "жертва" ведут себя так, что и младенцу станет ясно, кто есть кто. Безвинный учитель плачет, взывая к совести отроковицы, та злится еще больше. Замечательна фраза в устах героини Симоны Синьоре, пеняющей супругу за его бесконечные сопли: "Никто не может оставаться красивой женщиной, имея мужа, который зарабатывает столько, сколько зарабатываешь ты".

"Белым Столбам" в этом году сопутствовала цитата из Игоря Стравинского, гласящая, что "настоящим делом художника является ремонт старых кораблей. Он может повторить по-своему лишь то, что уже было сделано". И худрук фестиваля В.Дмитриев заметил в этой связи, что, к примеру, такие фильмы, как "Убить Билла" или "Нашествие варваров", относятся к явлению этого порядка, к ремонту старых кораблей, что говорит о режиссерском чутье.

Операция "Подвиг"

О.Янковский на съемках "Agnus Dei"

В Белых Столбах при содействии "Ленфильма" устроили три просмотра в рамках программы "Премьера, которой не было". Показали 40-минутную картину Семена Арановича "Agnus Dei" ("Агнец Божий"). Это даже не фильм, а то, что могло им стать, треть отснятого материала картины, которую Арановичу помешала закончить смерть. И эти кадры не давали покоя всем, кто их увидел. Какой сильной и чудовищно страшной могла стать эта картина, теперь можно только предполагать.

И.Скляр и П.Кутепова на съемках "Agnus Dei"

Сценарий написан Александром Житинским при участии самого Арановича. Житинский когда-то писал о том, что не любит собственного сценария, видя мистическую связь между его замыслом и уходом Арановича из жизни. Произошло это в 1996 году. Житинский даже произнесет слова, какие редко позволит автор в отношении собственного детища: "Я покривил бы душой, если бы сказал, что мне жаль, что сценарий не дошел до экрана. Хотя, вполне возможно, я не прав: кино - это удивительная вещь, и никогда не знаешь, что получится в результате. Теперь уже не получится". Суть истории в том, что русская девушка должна была совершить "подвиг" и потом повешена за него, как за диверсию. Ее намеренно забрасывают к немцам для того, чтобы ее казнили, а это в свою очередь вызвало бы взрыв патриотизма в народе. А когда на следующий день немцев выбьют из деревни, русский народ узнает свою героиню. Вынет из петли и сложит песни о подвиге. И начнется месть. Все это называется не подлой инсценировкой, как скажет персонаж Александра Калягина, а обеспечением исторической достоверности: ведь готовится то, о чем будут писать книги и рассказывать легенды. "Театральность мифу не помеха. Наоборот... Что же касается девушек... Все равно умрут. Или погибнут. Так лучше со славой!" - вот вам и некая версия подвига Зои Космодемьянской. И тут произошло как раз то, о чем говорил Житинский. Кинематографический язык Арановича сделал эту историю пронзительной, и так горько, так жалко, что картине этой не дано было появиться на свет. Возможно, и кинематографическая судьба исполнительниц главных женских ролей - Ксении и Полины Кутеповых сложилась бы удачней. У Ксении она ведь просто не сложилась. Пока. Кинокритики, смотревшие фильм, окончательно запутались в истории подмены девушек, а все из-за того, что играли их сестры Кутеповы, на мой-то взгляд, очень разные по человеческой и актерской своей природе. Кто кого любит, кто кого поцеловал и с кем прощался - в этом заблудились окончательно. Для того чтобы многое понять, нужно прочитать сценарий, а он был опубликован в прекрасной книге об Арановиче, вышедшей в Санкт-Петербурге пять лет назад. Кстати, мать героинь скажет одной из своих дочерей - Вере: "Это удивительно... вы близнецы, у вас одно лицо, а души разные". Ника старше на 27 минут. Одна из сестер работает в госпитале, другая - учится в разведшколе. Авторы акции не учли, что у Веры Румянцевой есть сестра. Герой-то должен быть один, у него двойников не бывает. И не будет. В итоге случится незапланированное: старшая, Ника, заменит сестру, ждущую ребенка, и "совершит подвиг" за нее ("Мы столько раз подменяли друг друга... Сделаем и сейчас. Ты должна сберечь ребенка... Это же ребенок по любви... Ты отвечаешь за две жизни"). А Вера уедет с госпиталем в эвакуацию. Две девушки меняются одеждой и судьбой - сказано в сценарии.

Прекрасная работа у Олега Янковского, жаль, что ей не дано было состояться. Его Соболев, посвященный в детали операции и влюбленный в Нику, понял, что произошла замена, но уже не в силах остановить пущенный в ход механизм под названием "Операция "Подвиг" (так цинично ее и окрестили разработчики). А в окне иллюминатора ждущего старта самолета - испуганное лицо Ники. На нем написана грядущая смерть. Жуткий кадр. Но жертва Ники сестру не спасает. Веру арестуют энкавэдэшники. Финальные кадры с идущей по железнодорожному полотну Верой, которая слышит радиотрансляцию о том, как она совершила подвиг, - убийственны.

Такая версия блокадных дней должна была выйти к 50-летию Великой Победы. Еще неизвестно, позволили бы.

Работали трудно. Немецкие деньги закончились, а российских не поступало. Снег завозили со всего города, погруженного в слякоть, искусственно имитировали его при помощи спрея. Все на сопротивление. Когда сценарий был написан, Аранович решил его изменить, увидев сестер Кутеповых, он захотел снимать их обеих. Житинский напишет: "Вы никогда не пробовали вставлять роли сестер-близнецов в готовый трагедийный сценарий? Попробуйте, это весьма увлекательное занятие. ... Одно дело подменить девушку ее двойняшкой во Дворце бракосочетаний и совсем другое - на виселице. ...К сожалению, я так и не познакомился с актрисами, ради которых пришлось все это проделать. Однако если что-то получилось, то придется признать, что в трагедийном сценарии близнецы появились, видимо, впервые."

Жаль, что сделанное Арановичем мало кто увидит. В ближайшее время, правда, на DVD выйдет этот материал в виде фильма о фильме. И мы узнаем о том, как непросто снимался "Агнец Божий".

Также в рубрике:

КИНО

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;