Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 25 (7535) 29 июня - 5 июля 2006г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Кино

Горьковские мотивы Бориса Бланка

Юозас Будрайтис стал Стариком

НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ

Мария ПОКРОВСКАЯ
Фото Романа ШЕЛОМЕНЦЕВА


Ю.Будрайтис на съемочной площадке

Подошли к концу съемки фильма "Да не судимы будете" Бориса Бланка. Он же выступил и как художник-постановщик. В основе картины - пьеса Горького "Старик". Впрочем, сценарий существенно отличается от первоисточника.

Сценарист Роман Перельштейн рассказывает: "Добавлено много событий, которых в пьесе нет, но замес характеров останется прежним. Мы сохранили энергию Горького и его героев, но немного по-другому сложился рисунок событий. Повествование становится более сюжетным и острым. Мы интерпретируем пьесу и снимаем "по мотивам", по-своему трактуем образ Старика. Пожалуй, это самая мощная фигура из всех героев, каждый из которых по-своему слаб, уязвим. Старик превратился в некий символ, метафору чего-то гораздо большего, чем закладывал в него Горький".

Продюсирует картину Иван Соловов, руководитель кинокомпании "Ментор синема". В фильме заняты актеры: Александр Домогаров, Ирина Алферова, Александр Панкратов-Черный, Мария Аронова. Старика сыграет Юозас Будрайтис, актер столь же замечательный, сколь и разборчивый, считающий, что появляться на экране просто так, между делом не следует. В один из последних съемочных дней нам удалось побеседовать с Юозасом Станиславовичем.

    

- Сценическая версия будет сильно отличаться от оригинала. Вам какой вариант ближе?

Юозас Будрайтис: Я не читал пьесу, читал только сценарий - исхожу из этого. Я не играю Горького, я играю тот материал, который заложен в фильме. Иногда бывает, что любопытство почитать оригинал одолевает, но иной раз стараешься избегать этого, так как влияние автора может быть до такой степени сильно, что потом уже не сможешь отвязаться от образа, который им создан. А лучше это или хуже - никто не знает.

    

- Режиссер и сценарист наделяют вашего персонажа едва ли не библейским ореолом...

- Я чувствую такой зачаток в материале, есть в нем что-то мифическо-мистическое. Но, наверное, совершенно уйти и удариться именно в это вряд ли нужно. Все-таки эта история должна быть приближена к нормальной жизни, хотя мне не чужда и иная трактовка. Но тут не мне решать, для этого есть режиссер. Для фильма, его успеха у зрительской аудитории линия Мастакова будет выявлена больше, нежели линия Старика. У меня ощущение, что так будет.

    

- Насколько Старик вам по-человечески понятен?

- Да, очень понятен. С другой стороны, все до конца раскрыть нельзя, потому что тогда он будет прямолинейным. Я предпочел бы чуть-чуть оставить зрителя в неведении, мне и самому так интереснее. В жизни должна быть определенная тайна, до конца не раскрытая.

Замысел новой картины Бланк вынашивал давно, этим объясняются и рекордно-сжатые сроки, за которые она была снята, - месяц чистого времени. Съемки велись в Доме-музее Горького, в окрестностях Тимирязевской академии, а также на территории Бадаевского пивзавода, где до сих пор в неприкосновенности сохранены уникальные постройки конца XIX века.

    

Борис Бланк поделился своими мыслями по поводу фильма:

"Старик" - грандиознейшая пьеса. Раньше ее пытались ставить как социальную, и поэтому она не очень выходила. Сюжет очень современный. Нувориш, успешный заводчик, все у него замечательно, все его любят. И вдруг выясняется, что он живет чужой жизнью, что он уголовник, бежал с каторги. Он сбежал, а поденщик его попался. И пришел за душой к нашему-то хозяину. Тут у Горького есть совершенно гениальная фраза и откровение - хотя какие могут быть откровения, все откровения описаны в Библии. Герой говорит: "Но ведь я столько добрых дел сделал, вокруг меня люди кормятся", а Старик отвечает: "Этак легко было - мерзостей-то наделать, а потом добрыми делами и замолить... Нет. Не бывает так просто. Сделал мерзость - сначала отстрадай, а уж потом все остальное". И то, что мы за собственные мерзости практически не страдаем, и то, что расхожая фраза "Не согрешишь - не покаешься" существует еще в нашей душе, у Горького все это подвергается гигантскому этическому и трагическому анализу. Я считаю, что это совершенно библейская пьеса. И я говорю это, не будучи человеком религиозным.

Деньги найти на Горького очень трудно. Было бы гораздо легче, если бы мы перевели всю эту историю в современность. Но когда я попробовал, даже помыслил себе это, вдруг понял: такая безудержная пошлость попрет.

На роль Старика предполагался другой актер. Но он заболел. И Господь сказал: "Есть Будрайтис". И ничего лучше, ничего прекраснее я в своей жизни не видел. Хотя это совершенно другая актерская школа, все другое, даже акцент. Но для меня это не имеет значения. Масштаб личности таков, что я начинаю верить в мистические ситуации.

Также в рубрике:

КИНО

НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;