Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 48 (7760) 23 декабря 2010 года - 12 января 2011 года 2010г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Ситуация

Рычаг доверия или ресурс охраны?

Как планируется защита памятников культуры

НАСЛЕДИЕ

Мария ТОКМАШЕВА


К концу богатого на архитектурные скандалы 2010 года так и не сложилась федеральная схема сохранения исторических объектов.

Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, просуществовав два года, летом 2010-го оказалась “на грани закрытия”. В отсутствие громких новостей цитаты из доклада Счетной палаты РФ о деятельности Росохранкультуры (согласно отчету, явно не очень удачной) попали даже в те СМИ, где ранее вопросами сохранения наследия не интересовались вовсе.

Связывали проблемы Росохранкультуры и с негативным отношением к строительству “Охта-центра”, и с деятельностью по госаккредитации организаций, взимающих авторские сборы. Но все оказалось гораздо проще. Министерству культуры РФ нужно было придумать схему сохранения наследия. И она, вроде бы, даже была придумана. Не зря министр культуры в нескольких интервью брал на себя личную ответственность за сохранение федеральных памятников. Но в эту схему Росохранкультура во главе с Александром Кибовским не вписывалась.

После громкой отставки столичного мэра новый глава города Сергей Собянин пригласил Кибовского руководителем Москомнаследия, повысив одновременно статус этого органа – из “комитета” в “департамент”.

Росохранкультуре нашли нового руководителя, им стал проработавший долгие годы в этой службе и повидавший не одного ее главу Виктор Петраков. При этом роль и будущее Росохранкультуры крайне туманны. Но главный вопрос – кто и как будет следить за сохранностью наследия – политического ответа еще не получил.

Для Санкт-Петербурга этот год тоже оказался богатым на архитектурные события. История “Охта-центра” обошла все центральные каналы, расколола общество на традиционалистов, ретроградов и инноваторов и в итоге показала силу зарождающегося гражданского общества. Конечно, на окончательное решение по “Газоскребу” повлияли, скорее всего, вполне конкретные политические персоны, а не представители общественности. Тем не менее их услышали. Что не может не радовать.

Роль общественных движений оказалась весьма значительной и в деле “скандальных поправок” с термином “реконструкция”. Одиночное эстафетное пикетирование здания Госдумы с плакатом “Нет поправкам Плескачевского!” действительно задело упомянутого депутата, и не исключено, что именно это заставило питерцев, лоббировавших данные поправки все лето на заседаниях Рабочей группы при думском Комитете по культуре, пойти на мировую с экспертами. В числе которых были и представители общественных движений, самое известное из них – “Архнадзор”. Осенью нынешнего года “Архнадзор” вообще стал символом защитников старой Москвы, теперь громко конфликтующим с Театром “Геликон-опера” из-за строительства нового здания на территории усадьбы Глебовых – Стрешневых – Шаховских.

Но не только этот культурно-исторический конфликт волнует столицу России. Новый мэр, что вполне логично, энергично занялся автомобильными пробками в Москве, но и сохранение наследия тоже осталось в центре внимания.

Департамент культурного наследия столицы стал активно бороться с рекламными щитами на памятниках и в непосредственной близости от них. Останавливать незаконный снос зданий в Ленинской слободе, предлагать ужесточить уголовную и административную ответственность за причинение вреда городскому наследию. На прошлой неделе с участием всей архитектурной общественности в Центральном доме архитектора прошел “круглый стол” “Москва – исторический город (./?)”, на котором ректор МАРХИ академик Дмитрий Швидковский говорил о неотделимости понятия “памятник архитектуры” от “средовой застройки”: “Только сохраняя городскую среду как самостоятельную субстанцию, можно сохранить колорит, аутентичность и градостроительную ткань старого города”.

Президент Союза архитекторов Андрей Боков приводил в пример Архитектурный совет Европы, где основным требованием является качество принимаемых решений при историко-культурной экспертизе объекта. Многие говорили о необходимости единой методики определения историко-культурной ценности объектов, чтобы судьбу памятника решал не субъективный подход эксперта, а более или менее выверенная и согласованная система оценки. “Сегодняшнее положение вещей, при котором ценность объекта культурного наследия определяет экспертиза, нередко предполагает персонифицированный подход, не исключающий вольное трактование и приводящее к утрате памятников архитектуры, и являющееся полем для коррупции”, – заключали эксперты. “Общим приоритетом для нас является создание в Москве прозрачных и понятных для всех правил, регулирующих жизнедеятельность в исторической части города, – высказался на этот счет глава Департамента культурного наследия столицы Александр Кибовский. – Наш вновь созданный Департамент культурного наследия города Москвы открыт абсолютно для всех, кто искренне желает сохранения исторической Москвы, и в этом наша принципиальная позиция”.

Более конкретные заявления прозвучат, видимо, уже в следующем году. Но хочется понять, чем же теперь будет дело сохранения наследия: забытой всеми сферой, которая нужна только при “утрате доверия”, или эффективно работающей системой, важность которой понимают не только общественные движения и организации по охране памятников, но и властные вертикали?

МНЕНИЕ

21 декабря состоялось открытие IX Всероссийского съезда органов охраны памятников истории и культуры. Запланированный на сентябрь съезд из-за кадровых перемен перенесли на декабрь: из Ингушетии в Москву.

Это традиционное мероприятие, где обсуждаются самые актуальные проблемы культурного наследия. На съезд были делегированы 175 представителей от 66 субъектов страны, которые вместе с представителями Министерства культуры, Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры, подводили итоги уходящего года.

Александр АВДЕЕВ, министр культуры:

– Примером может послужить и позиция простых граждан, принимающих активное участие в судьбе тех или иных памятников, и позиция нашего Президента, не допустившего строительства “Охта-центра”, и посещение премьер-министром Путиным Новгородского музея. Еще один важный пример – это интерес к проблемам археологии: мы надеемся, что в скором времени в структуре Министерства культуры появится подразделение, которое будет заниматься именно археологией, отвечать за ее развитие, а совместно с Академией наук, и за развитие археологической науки.

Галина МАЛАНИЧЕВА, председатель Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК):

– Четкой политики сохранения культурного наследия у нас по-прежнему не существует. У нас не расставлены приоритеты, не создана вертикальная структура органов охраны памятников, а в регионах нет государственных органов по охране памятников. На мой взгляд, к закону о церковной реституции мы пришли слишком быстро, не оговорив тонкостей, не совсем достигнув консенсуса. Получилось так, что в законе мы не услышали музейное сообщество, которое говорило о сроках освобождения зданий, если будет принято решение передать их Церкви. Понятно, что по истечении тех шести лет, что на это отпущены, музеи, не найдя себе другого места, будут вынуждены освободить здания и уйти в никуда. Надеюсь, что этого не допустят. Но жаль, что эта норма не закреплена законодательно.

Александр КИБОВСКИЙ, руководитель Москомнаследия:

– В последнее время охрана памятников стала темой, по которой позволяет высказывать свое подчас весьма неавторитетное мнение каждый, а профессионалов-экспертов при этом слушать перестали. Недавно был проведен социологический опрос, в котором россиян попросили ответить на вопрос: “Уважаете ли вы свое культурное наследие и цените ли вы памятники?” 90 процентов ответили, что, конечно, уважают. А вот назвать хотя бы одного архитектора 73 процента из них не смогли. Это говорит о том, что все эти разговоры носят полуспекулятивный характер. И получается, что в основе такого внимания к памятникам лежит борьба не за что-то, а против чего-то, например против точечной застройки, или как способ сведения счетов с соседями. Чтобы начать решать проблемы в сфере охраны памятников, для начала нужно определиться – что следует считать объектом культурного наследия. Необходимо разобраться с категорией “заявленных” памятников. Пока у любого прохожего, увидевшего красивое здание, теоретически есть право заявить его в качестве исторического памятника. В этом вопросе не должно быть ни вкусовщины, ни вариативности, даже если решение принимается авторитетными экспертами.

Также в рубрике:

АНАЛИТИКА

НАСЛЕДИЕ

ПЕРСОНА

РЕГИОНЫ

  • Космос как предчувствие
    Совет по культуре Саратовской области определил план подготовки к 50-летию полета Юрия Гагарина
© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;